Албин Марин: Освоение возможностей новых рынков и  болезни роста надо уметь пережить. Иначе вы пустите на ветер всю вашу прибыль. История Албин Марин – лишнее тому доказательство.

Как и множество других компаний, история Албин Марин это стремительный взлет и еще более стремительноепадение. В шестидестые, благодаря волшебному материалу – полиэфиру-стеклопластику, с успехом внедренному в США, становится возможным серийное производство яхт. Оптимизация и рационализация производства позволяет оставить далеко позади медленную и дорогую постройку из дерева или металла. И все же Албин Марин разваливается. Как бы то ни было, сегодня, спустя полвека, ее продукция по-прежнему бороздит моря.

Если коротко, полиэфир позволил яхтингу выйти на широкий потребительский рынок. В 1964 году, в Стокгольмском ресторане встретились Ларс Ларссон (1924-2010) и Пер Брохалл (1917-1989). Во время поездки в США тогдашний менеджер компании Ларссон Трейд  был впечатлен увиденным поточным производством лодочных корпусов. «Было бы здорово завести такую сборочную фабрику у нас в Швеции», – сказал он. Пер Брохалл, яхтенный конструктор, любезно набросал на салфетке обводы будущей лодки. Так началась яхтенная эпопея Ларссон Трейд. Заодно это был превосходный способ сбывать их бензиновые моторы Албин. 

Lars Larsson , его сын Jakob и конструктор Per Brohäll

 
После того как Пер Брохалл закончил прокетирование Веги, К.Е. Андерссон из Оруста построил деревянный прототип, с корпуса которого была сделана матрица для серийного производства. Деревянная Вега №1 была протестирована в открытом море в суровейших погодных условиях и показала себя отличным моряком. Единственным слабым местом оказался слишком маломощный мотор, замененный на десятисильный Албин О21. После этого события понеслись стремительно. В 1966 году был построен сборочный цех площадью 700 кв.м. в Кристиенхамне и создана цепь поставщиков оборудования и материалов.

В 1966 году первая пластиковая Вега была готова. Обьявленная цена с полным оборудованием составляла 36 000 крон без НДС. Стокгольмский журналист написал: «Ее оснастка довольно хлипкая; впрочем, чего можно ждать от лодки, построенной в Вармланде?». На тот момент персонал Ларссон Трейд сотавлял 13 человек. К 1967 году уже 91 Вега была отправлена покупателю, и фабрику пришлось расширить вдвое. В 1968 году было продано 208 Вег. Ларссон Трейд активно взаимодействует с покупателями – Пер Брохалл пишет знаменитый краткий «Справочник Албин Вега», а компания постоянно просит клиентов присылать рекомендации  по улучшению лодки.

Создается Ассоциация владельцев Веги, которая имеет оглушительный успех. Из 263 приглашенных владельцев 150 немедленно соглашаются и организуют VODA – Vega One Design Assocoation, ассоциацию монотипа Вега, позволяющую проводить классные гонки.

В 1967 году Пер Брохалл создает чертежи моторной яхты Албин 25. Она немедленно становится бестселлером, внося свой вклад в стремительный рост Албин Марин.

В 1970 году производство доходит уже до трехсот лодок. В августе 1970-го покупателю доставляется Вега №1000. Снова требуется строить еще один сборочный цех, годовое производство вырастает до 500 яхт. За четыре года фирма выросла с 13 до 235 человек и с 32 до более чем тысячи лодок в год! Доля экспорта составялет 35%, в основном в Западную Европу и в США.

В 1970 году Ларссон Трейд переименовывают в Албин Марин, и компания становится лидером шведских производителей яхт. Следующие пять лет становятся поистине золотым временем. Управлять фирмой, впрочем, становится все сложнее. Ларс Ларссон хочет продать компанию. Он чувствует, что не справляется, что яхтенны бизнес слишком подвержен сезонным флуктуациям для надежного финансирования, к тому же спрос трудно предугадать. Ларссон находит шведскую фирму Прибо, готовую выкупить у него бизнес. На этот момент 250 работников ежегодно делают 1200 яхт. 

С новым владельцем, впоследствии слившимся с международным концерном Бейеринвест АБ, решено еще более расширить производство, перестать закупать корпуса на стороне и запустить в эксплуатацию автоматическую установку по формованию корпусов. В 1974 году проекту дан зеленый свет. Производственные площади позволяют выпускать по 2500 яхт ежегодно, хотя реальное производство остается на уровне 1200 лодок. Многие вздыхают «слишком много, слишком дорого».  В конце 1975го новые цеха готовы и в 1976 новая установка по формовке полиэфира  запущена. 

Настоящее чудо технологий, самая передовая, ни в Швеции, ни во всей Европе на тот момент нет ничего подобного. Однако, найти рабочих соответствующей квалификации оказывается не так просто, и приходится быстро нанимать и обучать слишком много низкоквалифицированных сотрудников разом.

В августе 1976 года Ларс Ларссон передает дела новому исполнительному директору. Вся руководящая верхушка компании к тому времени уже сменилась. Рационализация производства ключ ко всему, но продажи неудержимо падают, что в Щвеции, что за границей. Кризис и новые модели яхт, продающиеся в разы хуже ожидаемого, приносят катастрофические финансовые убытки. В середине 1980 года владельцы фирмы сдаются, банкротство Албин Марин становится фактом. Тем не менее, их наследство в виде тысяч яхт Албин, до сих пор продолжает бороздить моря всего земного шара.

По материалам журналов Vegabladet и The Classic Sailor e-magazine